Поиски длиною в жизнь

Актуально -
Зинаида Михайловна Климова: «Отца забрали, когда мне было 11 месяцев»



Победа в Великой Отечественной войне досталась нам очень дорогой ценой. Судьбы тысяч людей
так и остались невыясненными. До сих пор продолжаются поиски мест захоронений погибших воинов. Но самое главное – не терять надежду. Зинаида Михайловна Климова поделилась своей историей поиска, на который ушла вся жизнь.

Когда в июне 1941 года Михаила Коробушкина забрали на фронт, его единственной дочери Зине было всего 11 месяцев.
«Все это время, пока он считался без вести пропавшим, мама его ждала, не выходила замуж и пыталась искать. Кто-то говорил, что в госпитале лежит, другие предполагали, что сразу умер, иные говорили, что в Германии. У нас не было никаких сведений, соответственно, мы не получали никаких выплат за погибшего или без вести пропавшего», – рассказывает Зинаида Михайловна.


Михаил и Анна Коробушкины, 1941 год.

Не оставляя надежды, женщина много раз ездила на Поклонную гору, из раза в раз просматривала списки, но не находила там родного имени. Она пыталась искать отца через поисковиков, отправляла данные для различных акций ко Дню Победы.
«Сейчас я живу в Лыткарино и периодически дежурю в подъезде, как-то раз я обратилась к девушке Ольге, живущей в этом доме, с просьбой попробовать поискать отца в рамках очередной поисковой акции, о которой я узнала в прошлом году. Мне неоднократно говорили, что он якобы погиб под Ригой, поэтому меня часто посещало желание поехать туда на поиски. Ольге я указала имя отца и примерно 1915 год рождения, поскольку у меня не было точных сведений о годе его рождения.
На следующее же утро Ольга пришла и сказала, что нашла моего папу, только был он не с 1915, а с 1913 года. Мы вообще вологодские, из деревни Лейкино Кубино-Озерского района. Поэтому для того, чтобы запросить подтверждение информации, с документом, принесенным Ольгой, мне надо было ехать в Подольский архив всесоюзного значения. Попасть туда удалось только со второго раза, но запрос мой оформили и сказали, что надо подождать около трех месяцев.
И правда, примерно через месяц мне пришел ответ. Дальше мне опять помогла Ольга, отправила письмо в Германию по указанному электронному адресу. Оказалось, что отец похоронен там, на кладбище военнопленных Херстен. Какое-то время я пыталась получить компенсацию за поездку, но оказалось, что она мне не полагается, деньги пришлось занимать.
Когда я приехала в Германию 23 мая 2015 года, меня встречали Питер и Алла, которые следят за могилами наших солдат, он немец, она русская. Под их руководством кладбищем также занимаются немецкие школьники. Место здесь ухоженное – у каждого свой отдельный могильный камень, вокруг растут цветы, а те люди, которые находят своих родных, оставляют глиняную дощечку с именем.



С собой я привезла 75 гвоздик и разложила с поклоном у каждой могилы, пока шла к отцу. У его надгробия я оставила русскую пилотку и георгиевскую ленту.



К сожалению, об отце я почти ничего не знаю, так как жили мы в деревне, а мама ничего особо не рассказывала. Знаю только теперь, что забрали его в возрасте 28 лет, и почти сразу он попал в плен, а затем – в немецкий концлагерь», – рассказывает Зинаида Михайловна.
Спустя какое-то время из Германии пришло письмо от Аллы и подготовленный ею фотоальбом со встречи дочери и отца. До глубины души тронутая этим жестом, Зинаида Михайловна написала ответ:
«Здравствуйте, многоуважаемые в Германии друзья Питер и Алла! Огромный привет вам из России, из самого сердца города Москвы! От многих и многих советских жен, матерей, детей, внуков и правнуков нашей страны и от меня лично – Коробушкиной (Климовой) Зинаиды Михайловны, в этом году мне исполнилось 75 лет.
Питер и Алла, примите не только мое сердечное спасибо, но и низкий поклон до земли за вашу доброту, искренность и внимание, которое вы уделяете нашим военнопленным героям, нашим отцам, дедам и мужьям <…>».

Долгожданная встреча дочери с отцом состоялась через 70 лет после окончания Великой Отечественной войны в Германии на кладбище Херстен, недалеко от немецкого города Ганновер. Во время войны на этом месте находился концлагерь Берген-Бельзен, около которого «складировали» тела умерших солдат. Найден Михаил Коробушкин был под лагерным номером 120.819. Погиб солдат Коробушкин 9 февраля 1942 года в возрасте 29 лет.
«Сегодня наше семейное древо продолжают трое детей, пятеро внуков и двое правнуков», – подытоживает Зинаида Михайловна.

* * *


На случай, если кому-то еще понадобится помощь в поиске родных, Зинаида Михайловна делится контактами Аллы и Питера Ваннингер: электронная почта: rus_alka@mail.ru и peter.wanninger@t-online.de.

Беседовала Нина КОЗЕРОД.
Фото из архива Зинаиды КЛИМОВОЙ