Педофилия – болезнь XXI века

Актуально -
Каждую неделю мы узнаем об ужасающих фактах сексуального насилия над детьми или их развращения. Трудно верить приукрашенной уголовной статистике, но даже она говорит о том, что педофилия превратилась в явление, угрожающее национальной безопасности России.
Вина законодательной власти состоит в том, что, благодаря самым гуманным по отношению к маньякам и извращенцам законам, Россия стала раем для педофилов. До конца 2009 года верхний предел уголовной ответственности за половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, составлял четыре года лишения свободы. А за развратные действия в отношении детей – три года. Для сравнения – в Великобритании и США за такие же преступления можно угодить в тюрьму на двадцать лет.

Проект закона
Теперь эти преступления отнесены к категории тяжких. Принятый в первом чтении Госдумой законопроект, ужесточающий наказание для педофилов, вызвал ожидаемую резонансную реакцию в обществе. Спектр мнений огромен – от полного одобрения, а порой и желания еще более ужесточить, до критического к нему отношения (часть общества воспринимает думскую инициативу как предвыборный ход).
Тем не менее, за неполный 2011 год, по данным российского омбудсмена Павла Астахова, в России было зарегистрировано 4,9 тысячи преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Более тысячи детей получили тяжкий вред здоровью. Всего жертвами преступных посягательств со стороны взрослых стали 48,1 тысячи несовершеннолетних россиян, 723 из которых погибли.
Помогут ли жесткие меры обуздать преступления против детей? На этот вопрос попытались ответить собравшиеся 20 октября за круглым столом в информационном агентстве «Росбалт» сексолог, психотерапевт, действительный член Российского научного сексологического общества Евгений Кульгавчук и семейный психолог Ирина Кульгавчук.
По законопроекту педофилы, совершившие преступления в отношении детей младше 14 лет, не смогут больше рассчитывать на условные сроки, отсрочку от отбывания наказания и освобождение раньше четырех пятых положенного срока, причем только после соответствующей судебно-медицинской экспертизы. Еще один метод борьбы с извращенцами – «комплекс мер медицинского характера». Для рецидивистов же предусматривается пожизненное заключение…

Бороться нужно комплексно
Говоря о медицинских мерах, которые будут применяться к педофилам, специалисты считают, что одной только химической кастрации может быть недостаточно.
«Можно сбить гормональный фон, но человек останется потенциально опасным. Наряду с химической кастрацией, возможно, потребуются дополнительные меры психологического воздействия, иные медикаменты. Они могут быть эффективны только в комплексе, так как сексуальное влечение формируется не только на гормональном уровне, но и с участием центральной нервной системы головного мозга. Даже хирургическая кастрация в случае, когда человек уже имеет сексуальный опыт, может быть недостаточно эффективной. Подтверждением тому служат исторические факты: евнухи, которые охраняли гарем султана и которых кастрировали хирургически, могли совершать так называемый половой акт, если до кастрации у них имелся сексуальный опыт», – поясняет Евгений Кульгавчук.

Термины, синонимы...
По мнению специалистов, человек, совершивший преступление против несовершеннолетнего, может быть агрессивным сам по себе. А утратив определенную функцию организма в результате химической кастрации, он может стать еще более агрессивным. Агрессию надо точно так же купировать. И такие меры должны быть назначены и после того, как преступник вышел на свободу.
Пока преступник отбывает срок, все эти медицинские меры будут обеспечивать органы исполнения наказаний. А когда он выйдет на свободу, как будет осуществляться комплекс мер медицинского характера, куда будет передаваться информация об освободившемся педофиле, и кто будет вести за ним наблюдение на свободе? Ответы на эти вопросы пока остаются на стадии обсуждения в Госдуме.
Но что у медиков, что у депутатов мнения сходятся в том, что с педофилией нужно бороться комплексно. Одного законопроекта об ужесточении наказания недостаточно. К тому же надо понимать, что речь идет о педофилии не только как о психическом расстройстве, речь идет о сексуальных преступлениях против несовершеннолетних.
По мнению психотерапевта Евгения Кульгавчука, в последнее время из-за неграмотности происходит очень много путаницы, и на самом деле истинных педофилов, с чисто медицинской точки зрения, не более 10 процентов из числа тех, кого причисляют к таковым. Термин «педофил» зачастую ошибочно используют по отношению просто к преступникам, совершившим преступление на сексуальной почве против несовершеннолетних. Термин «педофилия» никак не является синонимом сексуального насилия над детьми – далеко не все больные педофилией (педофилы) склонны к преступным действиям, напрямую проявляющим их сексуальное отклонение – к совершению половых преступлений против детей, и, вместе с тем, не всякий преступник, совершивший сексуальное насилие над ребенком, болен педофилией (педофил). Основная часть педофилов реализует сексуальные потребности лишь в соответствующих сексуальных фантазиях, несексуальном общении с детьми, общением в Интернете, просмотром визуальной продукции соответствующего содержания. «Здесь я, как врач, хотел бы отметить, что основные мероприятия должны сейчас быть направлены не только на решение существующих проблем, но и особый акцент надо сделать на профилактику, – заметил Евгений Александрович. – Сравнительно недавно начали говорить о развитии детской порнографии. Россия превратилась в какую-то секс-площадку. К примеру, на запрос в Яндексе «детское порно» находится 5 миллионов ответов – это откровенная пропаганда педофилии и патологических наклонностей. Есть еще один фактор, предрасполагающий к этому, – это нравственная деградация общества, это смещение ценностей с семейных на «поиски удовольствий». Кроме того, детская порнография способствует и поддержанию сексуальной эксплуатации детей в таких формах, как детская проституция, поэтому любая пропаганда педофилии через детскую порнографию должна пресекаться».

Семья и дети
«По конвенции прав ребенка, любой ребенок считается ребенком до 18 лет, а в нашей стране эта возрастная планка опущена до 14. Может быть, начать надо было не с ужесточения наказаний за педофилию, а с возвращения возрастной планки несовершеннолетия до 18 лет? Сейчас растет новое поколение детей-акселератов, они внешне выглядят достаточно взрослыми, но мозги-то у них еще детские. Дети очень развиты и в сексуальном плане, они получают очень много информации через Интернет, и меня как семейного психолога волнует вопрос о том, что семейные ценности у нас уходят далеко на задний план. Семья перестала быть наглядным примером. В больших городах, мегаполисах родители все больше времени вынуждены отдавать работе, а на общение с детьми остается очень мало времени, – считает психолог Ирина Кульгавчук. – Дети рано вступают в сексуальные отношения, и для них понятие «любовь» практически вычеркивается из жизни, на первом месте стоит секс. Вследствие этого создаются негармоничные семьи, у людей возникают различные психические расстройства.
Не надо забывать и о жертвах педофилов. Неплохо было бы задуматься о создании реабилитационных центров для таких детей, потому что психотравма, полученная ребенком, преследует его всю жизнь, и сексуальное развитие у таких детей идет с нарушением и может поспособствовать развитию у жертвы педофильных наклонностей».
Конечно, говоря о комплексном подходе к проблеме педофилии, об ужесточении наказания, лечении и профилактике – это хорошее начало, и это будет способствовать решению проблемы, но не надо ждать мгновенного результата. Это долгосрочная перспектива. Результаты появятся лет через 15-20».
А пока работа над законопроектом продолжается…

Анна КЛОЧКОВА.