Елена Соколова: «Мы будем растить будущих чемпионов своими силами»

Спорт -
Именитая фигуристка преподает в Лыткарино



Долгое время в Лыткарино не было искусственного льда. Юным дарованиям приходилось ютиться на московских катках, самых талантливых из них забирали в столичные спортшколы и готовили
из них чемпионов. Остальные ждали у спортшколы погоды, точнее, минусовой температуры.
Все изменилось в прошлом году – в городе появился долгожданный ледовый дворец, а уже этой осенью была создана школа-студия по фигурному катанию Ирины Слуцкой. В ней работает известная спортсменка, трехкратная чемпионка России, призер Чемпионата мира, чемпионатов Европы Елена Соколова. Наш корреспондент пообщался с ней.

– Елена Сергеевна, во многих интервью пишут, что вы пришли на занятия по фигурному катанию в четыре года. Кто вас туда привел, и почему из всех видов спорта выбрали этот?
– Меня, как и многих других детей, на каток привели родители. В таком возрасте дети сами не решают, чем им заниматься. У меня был сильный бронхит с астматическими явлениями, и врачи порекомендовали мне заняться либо лыжным спортом, либо фигурным катанием. Папа, любящий дочку, отвел во вторую секцию. Это было в Москве в Сокольниках. Там набирали детей в спортивно-оздоровительную группу, но именно в тот день, когда пришла я, по счастливой случайности набирали воспитанников в школу олимпийского резерва. Меня туда взяли, я считаю, что это судьба.



– Во сколько лет чаще всего приводят детей на каток, и с какого возраста вы рекомендуете заниматься этим видом спорта?
– Сейчас детей приводят на лед очень рано, у меня есть детки, которые тренируются уже в 2 года 9 месяцев. Самый оптимальный возраст – это 3-4 года. Это возраст тех малышей, которые тренируются у меня и в школе-студии, и в городской ДЮСШ, где я тоже преподаю. Малыши начинают что-то соображать, воспринимать тренера как учителя. В спортивных школах уже с шести лет начинаются выполнения разрядов, пусть и самых простых. За два года тренеру нужно максимально подготовить ребенка к первому испытанию.

– С недавних пор вы преподаете в лыткаринской школе-студии Ирины Слуцкой. Почему решили преподавать в Подмосковье, а не в Москве?
– Я живу недалеко от Лыткарино, и мне удобно добираться до места работы.Кстати, в школе тренируются не только дети, родившиеся в этом городе. К нам приезжают спортсмены из Москвы и ближайшего Подмосковья – Жуковского, Люберец, Раменского. Здесь настоящий микс городов, и работать не менее интересно, чем в Москве, да и семье хочется уделять время – у меня подрастает сын.



– За какую подготовку вы отвечаете?
– Я провожу ледовую и общефизическую подготовку либо специальную физическую подготовку. В зале мы изучаем то, что будем выполнять на льду.

– Сложно ли попасть к вам в группу?
– На сегодняшний день это уже проблематично. В моей группе 27 человек, большая часть из них – перспективные дети. Новичкам будет сложно достичь тех результатов, которые уже сегодня есть у моих воспитанников. Они пытаются выполнять элементы фигурного катания. Этап ползания по льду и падений пройден. Тем не менее, это не значит, что набор закрыт. К нему мы подходим комплексно – смотрим, как ребенок воспринимает тренера – он слышит или слушает его, как он ведет себя на льду, в зале. Делаем выводы и принимаем решения.

– Если вы видите, что ребенок перспективный, вы его будете растить дальше в школе-студии Ирины Слуцкой или передадите в другие руки?
– Если нам будут давать возможность, а я думаю, что такая возможность у города будет, мы будем стараться своими силами растить будущих чемпионов. На данном этапе у нас работает целая команда тренеров – это и хореограф, и тренер по скольжению, вращениям. Есть перспективный хореограф, мне нравятся результаты от занятий. Не буду далеко заглядывать в будущее, но думаю, что решение таких вопросов возможно.



– Все ли ваши воспитанники смогут стать чемпионами?
– Есть дети, которым показано быть хорошими фигуристами, у них реально есть такой шанс. Есть детки, которые пришли кататься ради здоровья, но в этом им тоже не отказано. Из опыта могу сказать, что очень маленький процент детей доходит до того момента, когда они реально получают спортивный результат. У кого-то пропадает желание, у кого-то – возможность, у кого-то просто не хватает терпения. Но главная цель нашей команды – воспитывать хороших, качественных спортсменов.

– Хватает ли тренировочных часов для воплощения задумки?
– У меня есть один приятель, который однажды сказал: «Вам, фигуристам, даже если 24 часа в сутки дай лед, вы скажете, что мало. Попросите построить еще одну ледовую арену». И я соглашаюсь с ним. Я сама трудоголик, здесь находилась бы с утра и до ночи.



– При таком подходе ваши воспитанники наверняка тренируются и дома?
– Обязательно, плюс соблюдают спортивный режим. Регулярно разминаются, растягиваются. Также мы контролируем питание, взвешиваемся. Некоторых спортсменов стараемся ограничивать в еде. Конечно, все контролировать я не могу, поэтому некоторые моменты остаются на совести фигуристов.

– Строго с ними обходитесь?
– Да, даже с маленькими. Они должны понимать, кто на льду является главным человеком. Но тут опять же – иногда надо и по голове погладить, и обнять, и похвалить. Все в меру. Дети чувствуют, кем они могут манипулировать. Если ты им дашь такую возможность, они ее используют.

– Вы хорошо понимаете детей. Сказывается материнский опыт или есть еще и соответствующее образование?
– И первое, и второе. Я, как и вы, – журналист. Правда, по второму высшему образованию. Хотела всегда им быть и не собиралась становиться тренером, даже в тот момент, когда получила столько наград. Заканчивала дневное отделение журфака МГУ, параллельно тренировалась.

– Почему не стали работать по второй профессии? Вы же стремились к этому.
– Я работала на федеральном телеканале, но потом как-то все закрутилось. Лед для меня, как наркотик, не могу без него. Вот теперь встаю в 4 утра, в 6:30 уже на льду. Зато получаю от этого истинное удовольствие!

– У вас есть хорошая мотивация. А как мотивируете своих воспитанников?
– Мы завели школьные дневники. За каждую тренировку выставляю оценку. Бывают и пятерки, и четверки, и тройки, и даже двойки. Говорить подробности не буду, спортсмены сами знают, за что получают оценки.



– Вы уже вывозили их на соревнования. Расскажите о результатах и планах на будущее.
– Выступали уже на турнире по фигурному катанию на призы Татьяны Тарасовой в городе Дмитрове, заняли седьмое место из 35, это неплохо, дети выполняют разряды. Вскоре выступим на зимней Спартакиаде школьников по фигурному катанию. В этом сезоне мы не успели попасть на крупные соревнования, но в следующем будем выставляться на кубки России, будем пытаться пробиться на различные чемпионаты по мере подготовки. О результатах скажу кратко – есть пятилетняя девочка из Раменского, которая с последних трех соревнований привезла золотые медали. Выступала в номинации «новичок».

– Вы также преподаете в лыткаринской ДЮСШ. А как обстоят дела там?
– Многим спортсменам не хватает соревновательного опыта. Также могу сказать, что не было системы подготовки фигуристов. Когда у тебя есть лед три месяца в году – это мало, это сказывается на результатах. Своей ледовой арены долгое время не было – это тоже минус. Нет опыта скольжения, функционального опыта. Но никто не должен ставить на этих воспитанниках крест. В сознательном возрасте многие тоже приходят к пониманию того, что от них требуют, и быстро наращивают обороты.

– У вас подрастает пятилетний сын. Его тоже отдадите в фигурное катание?
– Нет, куда угодно, только не в фигурное катание. И так скажет любой из спортсменов. Родители стараются не отдавать ребенка в тот вид спорта, который прошел сам. Дело в том, что с тобой твой ребенок не будет тренироваться. Ты либо мама, либо тренер. А отдавать другому тренеру не вижу смысла. Всегда будет недоверие, будет желание влезть в работу тренера. Лучше отдавать туда, где ничего не понимаешь. Например, в хоккей.



– У вас нет желания провести большой урок для всего населения города?
– Я не против. Но даже при моем организаторском таланте я не смогу организовать это сама. Если поступит такое предложение, я не против.

Беседовала Кристина МЕСНЯНКИНА.