Труд во благо страны и развития космоса: вспоминая Михаила Петровича Курбесова

Память -
Гвардеец по жизни

Михаил Петрович Курбесов — коренной лыткаринец. Курбесовы издавна проживали в здешних местах. Он родился в 1925 году и ещё не окончил среднюю школу, когда началась Великая Отечественная война. Каким-то чудом удалось ему в 17 лет быть призванным в Красную Армию. Пройдя краткосрочное обучение военному делу в Суздальском пехотном училище, он был назначен командиром взвода в героическую 62-ю армию, стоявшую насмерть при обороне Сталинграда.



Было начало 1943 года, и страна радовалась великой победе в битве за город на Волге. А для воинов-сталинградцев — ещё одна радость: командующий Юго-Западным фронтом Малиновский, которому была передана 62-я армия, сообщил, что в мае 1943 года 62-я армия будет преобразована в 8-ю армию с присвоением ей почётного звания «Гвардейская». Быть гвардейцем – великая честь для солдата, офицера, генерала. Гвардеец — образец служения Отечеству. По всем писаным и не писаным законам он не может не выполнить приказ, отступить, испугаться.

Стал гвардейцем и молодой солдат Михаил. И вот уже 8-я Гвардейская армия в составе Третьего Украинского фронта вступает в битву с фашистами за освобождение Украины.

Так уж получилось, что в другом полку воевал одногодок Михаила пулемётчик Алексей Климашкин. Уроженец Сталинградской области, он неудержимо рвался в бой, чтобы отомстить фашистам за разрушенный Сталинград. В своём первом бою Алексей уничтожил 40 гитлеровцев. За несколько других дней их было уже около ста. В последнем бою, когда закончились патроны, Алексей пошёл врукопашную. Рядом с его безжизненным телом лежало больше десятка врагов. Ему довелось служить всего месяц, но он стал Героем Советского Союза. Конечно, Михаил знал о подвиге Алексея, и ярость отмщения ещё настойчивее овладевала им.

После Великой Отечественной войны о 79-й стрелковой дивизии, в которой Михаил воевал, маршал Чуйков написал: «79-я стрелковая дивизия стремительным броском овладела передовыми траншеями противника и его опорным пунктом».

Действия 8-й Гвардейской армии в районе Днепропетровска, Кривого Рога, Никополя, Апостолова имеют стратегическое значение. Помимо освобождения Украины от фашистских захватчиков, были возвращены советскому народу добывавшаяся здесь руда, никель, марганец.

С начала операции по освобождению Белоруссии Первому Белорусскому фронту, которым командовал Рокоссовский, была передана 8-я Гвардейская армия генерала Чуйкова, которая, освобождая город за городом, стремительно двигалась на Запад. Рокоссовский в книге «Солдатский долг» написал: «В течение дня 1 августа войска генерала Чуйкова овладели плацдармом на западном берегу Вислы шириной 15 километров и глубиной до 10 километров». И здесь важно отметить, что польские войска под командованием Зигмунда Берлинга спешно пришли на помощь нашим войскам, и немцам не удалось сбросить войска 8-й Гвардейской армии с плацдарма.

Во время одного из боевых столкновений наших войск с гитлеровцами Михаил Курбесов был тяжело ранен. Шёл январь 1945 года. В это время Первым Белорусским фронтом командовал уже Жуков, а Рокоссовский стал командовать Вторым Белорусским фронтом. Таково было решение Сталина. 8-я Гвардейская армия участвовала в стратегической Висло-Одерской наступательной операции 12 января – 3 февраля 1945 года, в штурме Берлина. К сожалению, уже без Михаила Курбесова.

Человек дела

Несмотря на тяжесть ранения — одна нога была ампутирована полностью, другая — частично — он нашёл в себе физические и нравственные силы, чтобы поступить в Московский лесотехнический институт, располагавшийся в Мытищах, и окончить его. И в это время, когда даже здоровому человеку трудно передвигаться по Москве, он проявляет свой твёрдый армейский характер. Умер Сталин. И мог ли Михаил Курбесов, который с именем Сталина шёл в бой, не отдать последний долг памяти и не проститься с ним? Безусловно, нет. Ползком пробираясь под рядами машин, перелезая через заборы, он всё-таки добирается до Колонного зала и проходит мимо вождя.

После окончания института по специальности инженер-механик Курбесов работает на верфи в Севастополе, потом возвращается в Лыткарино, где был принят на ЛЗОС в качестве руководителя конструкторского бюро.

На ЛЗОСе в начале 1960-х годов наступает «горячая» пора, связанная с выполнением правительственного задания: нужно получить для телескопа стеклянную оптическую заготовку диаметром шесть метров и весом около 60 тонн. Курбесова включают в состав группы, которая занимается решением всех сопутствующих проблем. Необходимо было конструировать узел для перелива горячего стекла из ванной печи в форму, разработать механизм для опускания формы со стеклом при её наполнении, захваты для переноса формы в обжиговую печь и тому подобное. И он выполнял любое задание, как на войне. Он постоянно ездит в Ленинград, Коломну, Москву, выдаёт технические задания на проектирование, согласует сроки их исполнения.

Среди награждённых советским правительством за выполнение важнейшего задания был и Михаил Курбесов. Высокая награда — орден Трудового Красного Знамени увенчал его самоотверженный труд.

И ещё одну черту, свойственную людям «гвардейского» характера, хотел бы я подчеркнуть в Михаиле Петровиче. Он никогда не жаловался, никого не обвинял в случавшихся порой неприятностях. КБ, в котором он работал в последнее время, размещалось на 5 этаже высокого здания. По меркам жилого дома — это 7–8 этаж. Однажды сломался лифт. Трудно было подниматься нам, здоровым и молодым. Однако с его стороны — никаких жалоб. Он приходил на работу раньше всех, когда ещё никого не было. С большим трудом, с отдыхом на каждом этаже, он покорял и эту «высоту». Чего это ему стоило, знал только он один.

Раза три, когда я работал вместе с ним на ЛЗОСе, он брал меня с собой на встречу гвардейцев 8-й армии, которая проходила в школе № 479 в Кузьминках. В этой школе расположен музей, посвящённый знаменитой армии. Наблюдать встречу бывших однополчан-гвардейцев для меня было чем-то невообразимым. «Миша! Курбесов! Ты ли это? Живой!» – и за этим объятия, поцелуи, радость на лицах и… скупые мужские слёзы. Вспоминая об этих встречах спустя много лет, мне кажется, что Курбесов брал меня с собой для того, чтобы мне, только что расставшемуся с офицерским братством, показать, что оно значит, войсковое братство, для чего им надо в жизни дорожить.

У Михаила Петровича есть дочь Ирина, которая, как и он, окончила Лесотехнический институт. Однако конструктором не стала, посвятив себя воспитанию детей, которые стали прекрасными музыкантами.

Заканчивая рассказ об этом необыкновенном человеке, снова вспоминаю слова великого советского полководца, маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского: «Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о мёртвых».

Храню и я память о мужественном гвардейце.

Евгений Власов