Победу ковали и те, кто не был на полях сражений

Память -
Участники Великой Отечественной войны и труженики тыла – это две половинки единого целого

Отгремели праздничные фанфары, величественно и торжественно прошли праздничные мероприятия, посвященные дню великой Победы. Ветераны, участники Великой Отечественной войны снова вспоминали «минувшие дни и битвы, где вместе сражались они».
А рядом с ними, чуть в стороне, скупо вытирая слезы и с восхищением глядя на них, стояли герои такого же жестокого фронта, только назывался он трудовым. Путь солдата измерен фронтовыми верстами, а какой мерой измерить тот путь, что прошли наши матери, герои-труженицы фронта трудового, их невидимые миру слезы, их безымянный подвиг?

Герои трудового фронта
Да разве об этом расскажешь,
в какие ты годы жила?
Какая безмерная тяжесть
на женские плечи легла?

О них, героях невидимого фронта, редко вспоминают на официальных торжествах, им не ставят памятников, но мы не имеем права забывать о них. Без них не было бы Победы, как не было бы и нас. Участники Великой отечественной войны и труженики тыла – это две половинки единого целого. Ну как могла бы не только сражаться, но даже просто идти вперед наша армия, если бы она не была накормлена, обута, одета, если бы не было снарядов и военной техники? У солдат была одна единственная цель – иди вперед, рази врага. А наши святые матери, проводив на фронт мужей, сыновей, братьев, остались одни на одни со своею бедой, а она, эта беда, состояла из трех неподъемных частей: работа, дом, дети. Сколько выдержали они, в тылу прифронтовом сражаясь за Победу, голодные, холодные, получая по карточкам 900 граммов хлеба (по детской – 450 граммов)? Ели лебеду, крапиву, ранней весной, как только сойдет снег, по колено утопая в грязи, рыли на полях мерзлую картошку и пекли «трофеи», горькие лепешки военного времени, со слезами и землей пополам. А еще были торфоразработки, лесозаготовки, ведь завод и поселок отапливался дровами и торфом. А дома – голодные глаза детей и страшные треугольники – похоронки. Сегодня мы чаще говорим о подвигах и славе и гораздо меньше о той цене, которую заплатил народ за Великую Победу. А ведь тогда на юные хрупкие плечи легла вся тяжелейшая мужская работа.

Норма военного времени
Трудились женщины и дети,
порой без сна и без пайка,
Подросткам ставили подставки,
чтоб доставали до станка.

Это не только был тяжелый труд, это был труд на грани человеческих возможностей, ведь по условиям военного времени на всем был военный фронтовой регламент. Вот как описывает те суровые дни труженица тыла Антонина Сергеевна Ярославцева, инженер-конструктор отдела № 36 ЛЗОСа: «норма военного времени – вагон на двоих, а это работа до двух-трех часов ночи, а утром снова надо было быть на рабочем месте. Точно так же разгружали уголь, который подвозили к котельной завода. И здесь тоже своя норма: пульман угля, а это более 60 тонн, – на восемь женщин. Особенно тяжело было, когда приходили химикаты на центральный склад. Мешки с ними надо было снять с вагона, положить на спину и нести на склад. А еще по Москве-реке приходили баржи с дровами, которые тоже надо было разгружать, а это скользкие, мокрые двухметровые бревна, которые приходилось таскать по мокрым, скользким трапам. В октябре и ноябре 1942 года работали на заготовке дров для завода. Заготавливали их за Володаркой и деревней Андреевка. Ходили пешком – восемь километров туда и обратно, через реку переплавлялись на лодках. И опять норма военного времени – надо было напилить 4 кубометра на двоих или 6 кубометров на троих. Уходили в пять утра, приходили в девять вечера. Пилили большие деревья, обрубали сучья, распиливали по два метра, складывали в штабеля. Того, кто уходил на лесозаготовки, кормили солянкой в столовой два раза, в пять часов утра и вечером, поэтому от истощения и голода многие норму выполнить не могли».

Отдел рабочего снабжения
Чтобы хоть как-то помочь своим рабочим, при заводе был организован отдел рабочего снабжения, то есть свое подсобное хозяйство, на балансе которого было 26 гектаров земли, 100 голов свиней, 60 голов овец, 29 голов крупного рогатого скота, хлебопекарня. И хотя это давало возможность выделить дополнительно к скудному пайку военного времени 800 талонов на спецпитание, 850 талонов на обед, 20 талонов для больных туберкулезом (работали и такие), 300 талонов для работников вредных профессий и на дополнительную норму хлеба в 800 граммов, все это ложилось снова на плечи тружеников тыла, рабочий день которых и без этого составлял 12-14 часов. И в каких условиях!? Вот какие воспоминания оставила еще одна работница цеха № 2 ЛЗОСа Анна Никитична Тишина: «Было нам тогда по 15 лет, многим приходилось ставить подставки к станкам. Работали в холодных помещениях, не всегда сытыми. Детали промывали холодной водой, которая иногда замерзала. За перевыполнение месячных заданий нам давали премию – 4 метра байки и кусок хозяйственного мыла, которое, по тем временам, считалось ценным поощрением».

А время торопит,
а время не ждет...

Это поколение, у которого не было не только детства, но и юности – поколение разбитых судеб, ведь большинство из них проводили на фронт первую, а для многих и последнюю свою любовь. С 12 лет начали свой трудовой стаж Людмила Павловна Прощеваева, Агриппина Павловна Селезнева, Лариса Андреевна Березина, Дарья Яковлевна Языкова и многие лыткаринцы.
Я всегда с гордостью и чувством глубокого уважения пишу о ветеранах Великой Отечественной войны, но всегда с грустью и чувством какой-то вины пишу о тружениках тыла. Как так случилось, что это поколение, заплатившее непомерную цену за нашу Победу, сегодня самая обездоленная категория ветеранов? У них самая маленькая пенсия, никто не принимает указов обеспечить их отдельным жильем.
До сих пор живет в коммуналке Мария Гавриловна Солдатова, с 12 лет начавшая работать на ЗИЛе. Дарья Яковлевна Языкова, в 14 лет пришедшая работать на ЛЗОС, в 15 лет получившая медаль «За трудовое отличие», награжденная орденом Трудового Красного Знамени, медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», чей портрет был первым на аллее трудовой славы на территории завода, а имя занесено в книгу почета завода, сегодня спит на раскладушке на кухне.
Да, государство, вроде, и признало их заслуги, и даже выдало удостоверение ветерана Великой Отечественной войны, но, в отличие от участника войны, никаким правом на льготы не наделило. А время не ждет, время торопит, и многим из них нужна помощь сейчас, сегодня, потому что завтра кого-то уже может не быть.

Кира ПАЛАГИНА,
внештатный корреспондент