«Папка, родненький…»

Память -
«Солдат Стефан Тимофеевич Лопатин погиб в бою за социалистическую Родину»



Мой дедушка Стефан Тимофеевич Лопатин родился в 1906 году в станице Расшеватской Ставропольского края, до войны работал кузнецом в колхозе. 22 июня 1941 года, в воскресенье, он утром вышел со старшим сыном Михаилом купать коня Орлика в речке. Вдруг в центре станицы забил колокол, он вскочил на коня и поскакал в сельсовет, где и узнал страшную новость о том, что началась война.



В числе первых 8 августа 1941 года он был призван на фронт и погиб 25 сентября 1941 года.
Когда мой дедушка ушел на фронт, его жена Мария с четырьмя детьми осталась на оккупированной территории. В августе 1942 года в станицу вошли немцы. Трудно ей пришлось в то время. В хате, где они жили, поселились немцы. Детей согнали на печку. Еды не было никакой, но немцы все-таки давали возможность Марии кормить детей. За их домом, в переулке, немцы резали скот. И вот Марии разрешили брать кишки животных. Она их промывала, что-то готовила и таким образом хоть как-то кормила детей. Еще с такими же вдовами ходили по степи и искали норы хомяков. Если находили, то это была просто удача, набирали около ведра зерна, которые хомяки и суслики припасли себе. Из этого зерна готовили лепешки и как-то кормились. Но порой и этого не было. Старший сын Михаил отдавал последние куски хлеба младшим Ане и Саше.

Жила семья Стефана Лопатина на улице Куйбышева. По одной стороне, что ближе к речке Расшеватке, стояли хаты, а на другой стороне этой улицы немцы устроили лагерь для наших военнопленных. И, как рассказывает моя мама Анна, дочь Стефана Тимофеевича, она с подругами носила нашим военнопленным воду. А лето стояло жаркое, они просили девочек принести воды, и вот эти девочки принесут маленькое ведерко (немцы их пускали к нашим пленным), передадут солдатам воду и убегут, а они кричали: «Девочка, принеси еще», а девочке было тогда шесть лет. Вот так несладко жилось им в оккупации.

В настоящее время в живых осталась одна дочь Анна, моя мама, семь внуков, тринадцать правнуков и десять праправнуков. Это большая дружная семья, живущая в разных уголках России, но все помнят своего родного человека Стефана Тимофеевича Лопатина.

Мой дед погиб в страшной «мясорубке» 25 сентября 1941 года, как написано в «похоронке», присланной моей бабушке Марии Федотовне Лопатиной: «Ваш муж, солдат Стефан Тимофеевич Лопатин, в бою за социалистическую Родину, верный военной присяге, проявил геройство и мужество, погиб 25 сентября 1941 года и похоронен с отданием воинских почестей. Калининская область, местечко Лужок».

Он был артиллерист, воевал в дивизии генерала Доватора, воинская часть № 19767. В первые дни войны немцы бросили свои силы на Москву и Ленинград. Дивизия генерала Доватора, где воевал мой дед, защищала эти рубежи нашей Родины. В то время на этом участке фронта шли жесточайшие бои. Стефан Тимофеевич Лопатин был наводчиком, в него попал вражеский снаряд, и разорвало грудную клетку сразу. Рядом с ним были два его земляка Василий Алексеевич Турищев и Иван Алексеевич Гридин. Лопатин и Гридин погибли сразу, Турищеву в том бою оторвало руку. И вот Турищев хоронил своих земляков-сослуживцев. Он вернулся домой калекой и обо всем рассказал нам, что похоронил друзей под тремя березами, накрыв их шинелью, но точного места захоронения не запомнил, так как шли жесточайшие бои и останавливаться нельзя было ни на минуту.



И вот, начиная с 2002 года, я начала искать место захоронения своего деда. В Тверской области, ранее Калининской, нам ответили, что в списках захороненных по Тверской области С.Т. Лопатин не значится, но необходимо продолжить поиски в Псковской области, так как часть земель Тверской области после войны отошла к Псковской, и Лужки были в Великолукском районе. Далее сделали запрос в Великолукский военный комиссариат и получили ответ, который ждали 65 лет после Победы. Из военного комиссариата Бежаницкого, Новоржевского, Локнянского и Пушкино-Горского районов Псковской области сообщили: «На ваше письмо сообщаю, что в списках погибших и захороненных на территории Локнянского района Псковской области значится рядовой Лопатин Стефан Тимофеевич, погиб 25 сентября 1941 года. Увековечен в списках братского захоронения в центре села Подберезье сельского поселения Подберезинская волость Локнянского района Псковской области». Это сообщение мы получили в марте 2010 года. Конечно, сразу сообщили родственникам и стали собираться в дальнюю дорогу.

8 мая 2010 года я, моя мама Анна, муж Михаил, внучка Светлана и двоюродная сестра Нина из Петербурга поехали в село Подберезье.

Моя мама Анна, дочь погибшего С.Т. Лопатина, мало помнит своего папу, но для нее эта поездка оказалась жизненно важной. Мы ехали туда с необъяснимым чувством радости, боли и тревоги. Путь был дальний, начиная с Московской области, мы ехали по тем дорогам, где раньше шла война. В городе Ржев на некоторых домах видны сколы от снарядов и пуль, в центре стоит огромный мемориал погибшим воинам. Далее на нашем пути стоял город Великие Луки, я бы его назвала город Великие Муки, так как узнала много о его героической осаде, о боях, прошедших в ту войну, о том, сколько горя легло на плечи его жителей. И вот подъехали к районному центру Локня, поселились в гостиницу и в этот же день поехали в Подберезье, к братскому захоронению. Наше состояние было трудно передать, в глазах – слезы и радость. И вот в центре села, рядом с древним храмом, мы увидели памятник солдату.

В этом захоронении лежат 836 человек, и там захоронен мой дед. Это место обнесено оградой, и на стендах высечены имена погибших воинов. По алфавиту мы находим Стефана Тимофеевича Лопатина. Его дочь Анна только и смогла сказать: «Папка, родненький, я в жизни никогда не произносила этого слова». Слез было много, она ему рассказывала, как им тяжело жилось без него, как не хватало еды и одежды, сильной отцовской руки и его помощи. Когда волнение немного улеглось, мы рядом с оградой расстелили скатерть и стали поминать погибших. К нам подходили люди из этого села, затем – приехавшие из других регионов России. Сидели у мемориала мы долго. Узнали много о том, какие здесь проходили бои, какой ужас испытали эти люди. Они живут до сих пор той войной. Местность болотистая, и каждый год болота вымывают человеческие останки. Рядом с захоронением протекает речка Хлавица. В 2006 году там летом купались дети и случайно в воде нашли затонувший грузовик со снарядами. Находка была жуткой, но саперы работали слаженно и не дали отголоскам войны унести еще жизни. До сих пор там находится много дотов и дзотов, которые в настоящее время поросли травой. Местные жители много рассказывали, как они были оккупированы, как жили под немцами, какие беды и лишения вытерпели.



Один человек рассказал такую удивительную историю. Где-то за год до начала войны в Подберезье поселился в одном из домов мужчина, на вид интересный, с папкой, с документами, и он постоянно бродил по болотам и составлял какие-то карты, говорил, что здесь будет железная дорога, изучал местность. И буквально в первые дни войны он внезапно исчез. И как только пришли немцы, он в чине офицера немецкой армии пришел опять в тот дом и поселился. По его картам сразу сделали железную дорогу, и по ней из Великого Новгорода вывозили ценные вещи, исторические документы, великие святыни русской земли, гнали людей в Германию. Эти факты говорят о том, что немцы заранее готовились к войне…

9 мая 2010 года мы встретились в администрации села Подберезье с главой администрации Алексеем Ивановичем Петровым. Он встретил нас тепло, как родных, нам тоже очень много рассказал интересного. Он половину своего рабочего времени тратит «на войну», так как постоянно та земля выдает останки погибших. Рядом с мемориалом, за неделю до нашего приезда, было перезахоронено 136 человек.

9 мая 2010 года в честь 65-летия Победы в селе Подберезье собралось много народа. У мемориала были люди почти со всех уголков России – из Москвы и Московской области, с Кубани, Байкала, Урала, из Таджикистана. Был митинг, и вот в тот момент, когда объявили минуту молчания, вдруг раздалась такая трель соловья, и так долго он пел, как будто это был привет от всех погибших. До сих пор в душе стоит тот памятный день, когда мы посетили могилу дедушки.

Галина Французова, внучка С.Т. Лопатина