Отвечаем: «Это «НеМы»

Культура -


В начале октября фасад Лыткаринской оптической лаборатории с обсерваторией АО «ЛЗОС» заиграл космическими красками. Профессиональные художники граффити-команды «НеМы» Максим Ерёмин и Виктор Соколов около недели трудились над оформлением стен здания. Теперь на крыше главного корпуса предприятия красуется обсерватория в изобилии звёзд и планет Солнечной системы.



О том, чем занимаются художники в свободное время, как видят своё будущее и с чего начинали свой путь, Виктор рассказал в интервью нашему изданию.

– Виктор, расскажите, что такое «НеМы»?
– «НеМы» – это граффити-команда, основание которой пришлось на 2000 год. На тот момент это было объединение единомышленников в одно крю, то есть в одну большую тусовку, в которой основное увлечение было рисование. Название – это аббревиатура от «Немые Мысли» – воплощение идей молча, с помощью рисования на стенах. А чтобы не врать правоохранительным органам и другим людям, на вопрос «Кто рисовал?» мы отвечаем: «Это НеМы!»

– Кто входит в состав команды?
– В команде на данный момент 11 участников, каждый из которых использует никнейм: Aurs a.k.a Ours, EkOne, Iodes, MaksOw, Troek, Treko, Shozy, Макси, Prok, Weyer, Alyos. У всех разная активность, неповторимый стиль, любимые локации – стены, крыши, поезда – и определённые жизненные позиции.

– Почему решили создать объединение?
– В 2000 году хип-хоп-культура только начинала своё развитие в России, и людей, которые были в теме, было не так много, поэтому общение, обмен опытом и информацией помогали прогрессировать и развиваться! Из первого состава команды остались только Aurs и Макси, остальные наши 9 граффитчиков присоединились уже в последующие годы.

– С чего всё начиналось?
– В начале движа всё было по-настоящему! Захватывать поверхности и присваивать себе уличные строения носило соревновательный характер, активность зашкаливала. Конечно, в то время мы сталкивались со всеобщим осуждением. Представители органов местного самоуправления и правоохранительных органов нас не понимали, для общества это было ново, непонятно и запредельно. Но в этом и был весь кайф! А мы тем временем просто создавали свою историю! Из минусов – не было качественной краски, денег, не было даже выделенных линий интернета, отсутствовала мобильная связь, не хватало информации. Это в целом было совсем другое время.

– Где можно увидеть работы команды и как их отличить?
– Наши работы можно найти не только по всей нашей необъятной стране от Камчатки до Калининграда, но и в других государствах. Характерные отличия сложно выделить, так как работы сделаны разными участниками команды. Но внутри субкультуры наши изображения отличимы от других команд общим стилем выполнения рисунка или некоторыми деталями.

– Принимаете участие в граффити-фестивалях или конкурсах?
– Мы стараемся участвовать во всех самых крупных мероприятиях, связанных с граффити. Например, в 2017 году один из участников нашей команды занял 2 место на фестивале в Дубае. На этом фестивале для выполнения работы каждому выделялся фасад здания. Летом 2018 года мы создали масштабную работу на набережной рядом с храмом Христа Спасителя для известного многим Амирана Сардарова, автора эпатажного блога «Дневник Хача».



– Считаете ли вы граффити искусством?
– На мой взгляд, граффити – это определённо искусство. Отличие от других направлений только в предмете, на котором делается рисунок: стены, вагоны – и инструментах – аэрозольные баллоны.

– Есть хорошее или плохое граффити?
– Есть граффити как явление, здесь каждый сам решает, хорошо это или плохо.

– Как относитесь к тому, что многие подростки бездумно разрисовывают остановки, заборы или стены подъездов? Как определить ту самую грань между хулиганством и искусством?
– Без одного не было бы другого. Это, скорее, путь развития и выбор каждого художника. Скажу так, это неотъемлемая часть субкультуры. Каждый сам для себя делает выбор и у каждого своя философия на этот счёт. Только одно плохо, когда человек делает это совсем бездумно и не вкладывает в свои действия никаких мыслей.

– Боретесь вы с такими горе-художниками?
– Боремся с теми, кто поверх наших работ пишет свои никнеймы. Многим начинающим граффитчикам пытаемся донести, что не стоит делать надписи и рисунки на мраморе и памятниках культуры, считаем, что как раз это и есть вандализм.

– А как художники команды живут в обычной жизни? Чем зарабатывают на жизнь?
– Тут за всю команду сложно ответить, у всех по-разному. Что касается меня, я имею определённый доход, не связанный с граффити. Но многие проекты, связанные с рисованием, приносят мне дополнительный заработок. Есть ребята, для которых граффити – это основной источник дохода. Они занимаются коммерческими оформлениями, зарегистрированы не в одном, а сразу в нескольких художественных агентствах. Среди нас есть и компьютерные дизайнеры, и даже работники госорганов, самозанятые художники.

– Почему вас привлекло именно граффити?
– Скорей всего из-за того, что в детстве мне нравилось рисовать. Чуть позже, в подростковом возрасте, был увлечён хип-хоп-культурой, в которой граффити – это одно из 4 элементов. Благодаря этому увлечению я приобрёл друзей-единомышленников, посетил множество городов нашей страны и не только, побывал в разных нестандартных ситуациях, которые в дальнейшем сформировали мой характер и мои принципы и в целом отношение к жизни. Родители, когда я стал увлекаться граффити, сперва смотрели на это очень скептически, но никогда меня за это не осуждали. Наверное, надеялись, что меня когда-нибудь «отпустит». Но когда моё увлечение переросло в нечто большее, с их стороны я видел только гордость за меня и одобрение!

– Каковы планы на будущее?
– Их много: создание граффити-выставок, выпуск книги с работами за все годы, основание собственного художественного агентства, линейка собственного бренда одежды. Как говорит один мой друг-писатель – «Будет весело и страшно, но мы ещё всех победим!»